ПОДЕЛИТЬСЯ

Этот роман – вымышленный, пересечений с историческими событиями искать не стоит. Это продолжение «Гоночного боевика» Никиты Савельева, впервые опубликованного на F1News.ru…

Фаворит. Глава 11. Волки и зайцы. Часть 2

За час до старта

– Невилл и Дерек выступают в роли зайцев: загоняют соперников в первой части гонки, демонстрируя высокий темп. Рональд и Рэй берегут машину, а Лесли и Жорж держатся позади в резерве на всякий случай. По истечении первой четверти дистанции оценим ситуацию и при необходимости скорректируем планы, – Арчи бодро дает последние указания.

– Вопросы есть? – временный босс поднял глаза от планшета с записями.

Все пожали плечами, лишь Дерек дернулся было, но Невилл остановил его взглядом.

– Если вопросов нет, тогда готовимся.

– Разминайтесь, мой друг, – подколол Пауэлла Невилл. – Наел пузо на девках да на дармовом алкоголе.

– Не беспокойся, десяток метров осилю, – в тон ему ответил Рональд.

По правилам, уходящим к началу века, гонщики выстраиваются в линию перед автомобилями и по сигналу клетчатого флага бегут к ним на своих двоих. Кто быстрее, тот раньше завелся и раньше стартовал. Если честно, с учетом длительности гонки в двадцать четыре часа эти секунды преимущества не имеют никакого решающего значения, и такая процедура больше отдает дань традициям да служит потехе зрителей. В то время как риск столкновения на старте увеличивается многократно. Но когда это организаторов заботила безопасность пилотов в угоду зрелищности?

– Злишься? – поинтересовался Рональд.

– И не думал, – пожал плечами Невилл. – В прошлом году не получилось у нас, в этом дают шанс тебе.

– А как насчет того, что зажимают самого популярного гонщика в Королевстве?

– Брось!

– Если ты считаешь, что я мог повлиять на руководство, поскольку у меня теснее связи с концерном, это не так. Честно.

– Рональд, к чему эти разговоры? И почему я вдруг самый популярный?

– Ну а как же? Британец на британской машине впервые может стать чемпионом мира…

– Мне кажется, ты ревнуешь.

– С какой стати? – вспыхнул Рональд.

– Все в порядке, дружище. Не переноси амбиции на личные отношения, – Невилл хлопнул товарища по плечу.

– Легко говорить, когда пресса носит тебя на руках, – едва слышно пробормотал под нос Рональд.

Невилл скорее даже не расслышал, а почувствовал, что сказал его друг-соперник. Конечно, тому обидно: сначала он переживал из-за того, что уступил Карбоне на первых этапах, а тут еще и болтовня на вечернике пилотов подлила масла в огонь. Впрочем, теперь у Рональда все шансы на победу. Грех жаловаться. Концерн поступил по справедливости.

Когда они остались вдвоем с Дереком, его юный партнер по экипажу не выдержал:

– Почему нам выделили такую обидную роль?

– Напрасно ты так, значит – нам доверяют, считают, мы сможем гнать быстро насколько возможно, чтобы конкуренты в погоне за нами сожгли больше топлива, перекрутили моторы и понаделали ошибок.

– Пусть я и зеленый новичок по гоночным меркам, но понимаю, участь зайца незавидна, наш автомобиль вряд ли выдержит такой темп.

– Вот на нашем примере и поймем пределы техники.

– Это понятно, но почему именно наш экипаж принесли в жертву? Ладно я, но ведь ты – быстрее всех нас, значит, тебе и побеждать.

– И ты туда же…Я такой же пилот, как и вы, мне не нужны привилегии.

– Когда ты пришел первым в Африке, все признали, что провести так гонку может только лучший из лучших.

– Мне просто повезло.

– Ты бы выиграл и Францию, если б не машина.

– Хватит, Дерек, – с легким раздражением произнес Невилл. – Победить может чуть ли не половина пилотов, вышедших на старт. И ты, кстати, тоже. Чем рассыпаться в неуместных дифирамбах, лучше скажи, это же первое твое участие в марафоне?

– Конечно.

– Вот и думай, каково это лидировать в одной из самых известных гонок планеты, когда за тобой мчат ни много ни мало пятьдесят четыре экипажа. Какая ответственность ляжет на твои плечи после того как я передам тебе управление.

– Ну да…

– А ощущения, когда разгонишься на самой длинной гоночной прямой в мире?! Шесть километров газ в пол – это непередаваемо.

– На тренировках я выжал на ней почти триста километров в час, – похвастался Дерек. – Разберусь и в гонке.

– Только рядом с тобой не было конкурентов: медленных машин, от них придется грамотно уворачиваться, чтобы не потерять скорость, и быстрых, что ни за что не пожелают расставаться с позицией, – остудил пыл напарника Невилл.

– А ведь мои родители всегда полагали, что я пойду по семейным стопам – стану окулистом, – вздохнул Дерек.

– Острое зрение тебе пригодится ночью, – усмехнулся Невилл. – Сумерки, темнота, туман. На машинах установлены самые совершенные фары, но ночью на скорости неизбежно ощущаешь себя кротом. Большую часть тяжелых условий я возьму на себя, но и тебе несладко придется.

– Я выдержу.

– И постарайся поспать в промежутках, а то переутомление до добра не доводит.

– Я слышал, находились смельчаки, что ехали в одиночку всю дистанцию.

– Не стоит. Бывало, гонщик засыпал за рулем, и ничем хорошим это не заканчивалось. Смелость не должна граничить с безрассудством.

Невилл замолчал, перед глазами всплыли случаи фатальных ошибок – мало того, пилоты гибли сами, но вдобавок губили ни в чем не повинных зрителей. Однажды, такую ошибку совершил его партнер по команде.

– Невилл, не переживай, я не подведу, за мои часы за рулем тебе стыдно не будет! – горячо воскликнул Дерек.

– Не сомневаюсь.

Но в гонке Невилл так и не успел передать управление напарнику, уже через четыре часа отказал мотор. Экипаж Рональда долго лидировал, но прокол колеса перед самым финишем отбросил его на второе место. А победу одержали вездесущие Монетти – именно машина Пьеро Карбоне первой ворвалась под клетчатый флаг. Что ж, теперь спортпрототипы можно выкинуть из головы. Впереди неделя пахоты на тестах – надо же разобраться с надежностью Карнолл. А там и третий этап не за горами. Следующая остановка гоночного каравана в Голландии.

Вечер перед голландским заездом

– Паршивые дела, сеньоры, – раздраженно бросил Бернардо, глава гоночной команды Монетти. – Давно мы так отвратно не проводили субботу.

Рональд смущенно скривил уголок рта, третий пилот команды Фабрио и вовсе потупил взгляд, а Пьеро, напротив, дерзко ухмыльнулся. Кто такой Бернардо, подумаешь? Всего-то наемный менеджер, сколько таких сменил Марио за два десятка лет управления конюшней. А Пьеро – неоднократный победитель гонок, свой первый победный кубок он поднял над головой еще в пятьдесят первом. Вот если бы их распекал сам старик, тогда другое дело. От него еще можно стерпеть недовольство, но и только.

– И ладно бы – неудачное стечение обстоятельств. Бывает, случается! Но мы же просто оказались медленнее! Все тренировки! Карнолл захватили первый ряд на старте и даже не вспотели! – продолжал возмущаться Бернардо. – Рональд, ну, ведь мог же хотя бы зацепиться за третье место?! Но последние полчаса вообще выбросили в мусорку – ты там только хуже ехал.

– Ты же знаешь, что мы экспериментировали, – сказал Рональд.

– А ты, Пьеро?! Тебе твой успех в марафоне в голову ударил?! Так он давно прошел. Забудь! В отличие от седьмого места! Седьмого, где это видано?!

– Не трогай марафон, — хмуро отозвался Пьеро. – И вообще – отыграюсь на старте, в первый раз, что ли.

В глубине души Пьеро понимал, что седьмое место – не самый чемпионский результат, особенно для него, как лидера общего зачета среди пилотов после первых двух этапов, но не голову же пеплом посыпать. Особенно перед этим щеголем.

– Пока ты будешь отыгрываться, Карнолл улетят вперед! Теперь ты, – Бернардо повернулся к третьему пилоту. – Ну хотя бы в десятку! Так ведь – нет! Хотя… ладно, что я с тебя-то прошу, если эти провалились…

– Что за трагедия, Бернардо?! – не выдержал Пьеро. – Когда мы так расстраивались из-за расстановки на старте?! Гонка выигрывается во время гонки. Тебе Марио, что ли, всыпал? Сам на себя не похож!

– С чего ты взял? – огрызнулся Бернардо. – Марио мне доверяет. Просто меня корежит, что, обладая самой мощной машиной, мы проигрываем островитянам. А первые звоночки появились еще во Франции. Где б ты был, Пьеро, не сломайся автомобиль Рида?!

– Он сломается и в этот раз, – пожал плечами Пьеро.

– Я же больше вашего общаюсь с Невиллом, – вставил слово Рональд. – Он признает, что их машина удручающе ненадежна. Вероятность их схода велика.

– Вероятность… – прорычал Бернардо. – А я не могу понять, как?! Как мы умудряемся уступать им! Наши мотористы дали вам минимум двадцать лошадей форы, а вы ее не используете. И я хочу понять причину! Может, дело в вас, глубокоуважаемые сеньоры?!

– Хватит рвать волосы, ты сам на себя не похож, – отрезал Пьеро. – Гонка расставит все по своим местам.

– Обсудим стратегию? – предложил Рональд.

– Какая там стратегия? – махнул рукой Бернардо. – По расчетам инженеров смен колес не предвидится, если, ясное дело, вы их не повредите. Кажется, остановки в боксах канут в лету. По крайней мере, на большинстве трасс.

– А вот я бы поговорил о стратегии, – Пьеро раздвинул губы в подобии улыбки. – Переоценивать Карнолл, конечно, не стоит, но и недооценивать тоже. Мы все тут прекрасно понимаем, что они могут выиграть отдельную гонку. Надо минимизировать потери. У меня четырнадцать очков, у Рида восемь, а у Рональда только четыре. Делайте выводы, сеньоры.

– Намекаешь, чтобы Рональд тебе не мешал? – задумчиво потер переносицу Бернардо.

– А еще лучше – пропустил.

– Всего два этапа прошло, и ты же знаешь, если бы не мой сход во Франции, я был бы ближе, — воскликнул Рональд.

– Сход из-за твоей ошибки.

– У тебя их мало было?

– Прости, дружище, — сказал Пьеро в ответ на возмущенный взгляд напарника. – Но ведь так и в самом деле будет лучше. Для всей команды.

– Для тебя или для команды? – неприязненно бросил Пауэлл.

– А я себя не отделяю от команды, – одарил напарника улыбкой Пьеро. – Мы же все итальянцы. О, прости, Рональд, я и забыл, что ты с островов.

– Ты и в самом деле после марафона стал на себя много брать, Пьеро!

– Мне в самый раз!

– Так, хватит собачиться, словно дети, — оборвал их перебранку Бернардо. – Пьеро, в самом деле, не рановато ли ты завел речь о своем преимуществе.

– А кто сейчас волком выл, что мы теряем наш гандикап, вот я и придумал, как его удержать, – весело сказал Пьеро. – Раз уж я лидер зачета, мне и карты в руки.

– Если мы не будем действовать сообща, то лидером скоро станет Невилл Рид, – потряс кулаком Бернардо.

– А я о чем?! – деланно удивился Пьеро. – Действуя сообща, поможем мне набрать больше очков.

– Я больше не хочу этого слышать! – отрезал Бернардо. – И помните, что управлять Монетти – великая честь, Марио дает вам красную машину, но взамен вы оба должны забыть о своих амбициях и думать о престиже нашей с вами общей команды – мы должны наказать этих островных выскочек. А время покажет, кого мы поддержим. Это уже не ваша забота. Возражения будут?

– Никаких, это что-то на меня нашло, — развел руками Пьеро. – Видимо, и впрямь шампанское с марафона не выветрилось. Рональд, дружище, давай сюда руку.

И Пьеро первым с широкой улыбкой протянул ладонь напарнику. И наплевать, он справится и один, без посторонней помощи. Удача его не оставит. Правда, хорошо бы, чтоб она не забывала про него не только в гонках, но и за карточным столом. Очень уж понравилось Пьеро щекотать себе нервы и вне трассы. Не расслабляешься лишний раз.

Статья в итальянском спортивном ежедневнике «Британия наступает!»

На протяжении восьми лет, как и в довоенные годы, на трассах доминировали итальянские и иногда немецкие гоночные машины, а англичане довольствовались лишь жалкими крохами со стола победителей. Но всего лишь за один только год лицо автогонок изменилось самым неузнаваемым образом. Один за другим покинули гонки три наших автоконцерна, и теперь честь страны защищает единственная автомобильная компания Монетти, в то время как британское засилье становится все серьезнее. Стремительно набрала силу команда Карнолл, подняли голову в БГС и Томсон, о создании собственной команды заявил талантливый конструктор Чарли Родвелл. Мало того, победу на первом этапе сезона умудрилась одержать частная конюшня Квинси.

Тоже самое с пилотами. Если раньше победы одерживали, в основном, итальянцы и южноамериканцы, то теперь на туманном Альбионе подросло талантливое молодое поколение. Единственный человек, кто может помешать англичанам впервые взять чемпионский титул – Пьеро Карбоне, лидер Монетти.

Пока же Пьеро приходится выдерживать давление не только от дерзких конкурентов из Карнолл, но и от собственного напарника, англичанина Рональда Пауэлла. Если в первых двух гонках Пьеро выглядел предпочтительнее партнера и единолично лидировал в общем зачете, то в Голландии быстрее оказался уже Пауэлл, а Карбоне далеко стартовал, допустил ошибку и вынужден был покинуть гонку в первой четверти дистанции.

Но сейчас всей команде Монетти предстоит задуматься о другом: зеленые машины Карнолл заняли в стране тюльпанов весь первый ряд стартового поля. Безусловно, стоит отдать должное таланту Пауэлла: с четвертой стартовой позиции он быстро выбрался на второе место и по итогам гонки принес Монетти второй подряд триумф в сезоне. Но если бы Невилла Рида в очередной раз не подвел его автомобиль (отказала коробка передач), то победу, наверняка, одержал бы пилот Карнолл.

Теперь Монетти следует предпринять все возможные меры, чтобы отыскать противоядие против невероятно шустрых подопечных мистера Каррагера. Пока выручают проблемы с надежностью у англичан, но они явно на пути решения этой задачи: если во Франции сошли все три машины, то в Голландии лишь одна, а две другие финишировали на втором и третьем местах. Монетти смогли грамотно воспользоваться неудачами Рида на двух этапах подряд – сейчас оба пилота нашей команды уверенно лидируют в общем зачете, но если мы не желаем глотать пыль из-под колес машины англичанина, то необходимо резко мобилизовать все ресурсы. Тем более, вскоре гонщиков ждет самый престижный этап в календаре, победа в котором невероятно ценится всеми без исключениям пилотами.

== Продолжение следует…

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ