ПОДЕЛИТЬСЯ

Льюис Хэмилтон поднялся на подиум в Канаде и впервые за долгое время улыбался после финиша гонки. На пресс-конференции гонщик Mercedes рассказал, что на трассе в Монреале благодаря настройкам удалось увидеть потенциал машины.

Вопрос: Льюис, вы впервые поднялись на подиум после Гран При Бахрейна. Насколько вы рады третьему месту после серии сложных этапов для Mercedes?
Льюис Хэмилтон: Я очень рад, что в гонке удалось побороться. В какой-то момент я даже ехал в том же темпе, что и лидеры, но ближе к финишу они смогли оторваться. Такой результат оставляет мне и команде надежду. Нам удалось добиться большего от машины – у неё есть потенциал, но для его раскрытия необходимы правильные настройки.

В этом году главная проблема связана именно с оптимизацией настроек. Рабочий диапазон машины очень узкий – гораздо меньше, чем у любой другой машины, которые у нас были в прошлом.

Да, я уже давно не поднимался на подиум. В Канаде 15 лет назад я впервые выиграл гонку, поэтому мне очень приятно вновь почувствовать энергию болельщиков и вспомнить тот подиум. Я очень и очень рад.

Вопрос: Льюис вы упомянули настройки, но в пятницу, когда вы в предыдущий раз пилотировали машину на сухой трассе, вы жаловались на нехватку скорости. Что команда сделала, чтобы прибавить в гонке?
Льюис Хэмилтон: Я бы не сказал, что жаловался. Мы просто пробовали два разных пути работы с машиной, и тот путь, который был у меня, оказался ужасным. Команда сопоставила собранные в пятницу данные и внесла кардинальные изменения в настройки, благодаря чему в гонке машина управлялась гораздо лучше. Даже лучше, чем мы ожидали, что здорово.

Когда удаётся проехать дистанцию гонки, вы многое узнаете о машине, понимаете, что вам нравится, а что нет, собираете много информации и так далее. Таким образом, мы многое узнали за гонку. Очень хорошо, что у нас высокая надёжность – я благодарен за это всем, кто отлично поработал на наших базах.

Нужно продолжать работать. Я знаю, в каких областях мы проигрываем лидерам, но мы планируем это исправить и сосредоточиться на атаке.

Вопрос: Следующая гонка пройдёт в Сильверстоуне. Вы уверены, что сможете атаковать на британской трассе?
Льюис Хэмилтон: Я считаю, что мы лучше справляемся со среднескоростными и быстрыми поворотами, чем с медленными, так что… С другой стороны, раскачка не исчезла, поэтому я не знаю, что будет в Copse и на других подобных участках. Должно быть интересно.

Кроме того, я рад возвращению в Великобританию – там сейчас отличная погода, и я надеюсь, что она такой и останется.

Вопрос: Льюис, вы сказали, что машина стала лучше. Что вы имели в виду? Снизилась раскачка? Машина стала быстрее? Что конкретно?
Льюис Хэмилтон: В пятницу у машины был нейтральный баланс, что очень здорово, но задние колёса не держали трассу. И как только я поворачивал на один градус, задние колёса стремились к развороту. Мне постоянно приходилось с этим бороться – было сложно держаться вдали от стен. Именно поэтому я не закончил длинную серию кругов, поскольку с такими настройками машина была неуправляемой. Это был просто эксперимент, чтобы понять, что работает, а что – нет.

Команда скорректировала настройки, и в гонке машина стала намного, намного лучше с точки зрения баланса. У неё была необходимая небольшая недостаточная поворачиваемость, машина лучше держала трассу на разгонах. Разница как между днём и ночью, но раскачка полностью не исчезла.

Вопрос: Раскачка была не такой сильной, как в Баку?
Льюис Хэмилтон: В этот уик-энд ситуация гораздо лучше, чем в Баку благодаря той подвеске, которую мы выбрали.

Вопрос: Как ваша спина после финиша?
Льюис Хэмилтон: Как я сказал, раскачка была не такой сильной, как в последней гонке. Не передать словами, насколько тяжело пришлось в Баку. В этот уик-энд раскачка сохранилась, но не такая сильная.

В последней гонке перегрузки достигали 10G или около того. В Канаде перегрузки составили 2G или 3G, что приемлемо. Но всё же я считаю, что и спорту, и нашей команде нужно продолжать работать, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ