ПОДЕЛИТЬСЯ

Британский журналист Марк Хьюз на страницах Motor Sport Magazine рассуждает о природе сложных отношений, которые в этом сезоне складываются между Фернандо Алонсо и стюардами.

Фернандо Алонсо по ходу своего первого сезона после возвращения в Формулу 1 оказался в интересной ситуации. Он стабильно демонстрирует высокое мастерство, выступая на уровне, вполне сравнимом с лучшими годами его карьеры. Но машина Alpine позволяет бороться лишь за позиции в середине пелотона, тогда как Алонсо уже 40 лет, и он чувствует, что время уходит.

Очень много сейчас зависит от того, в какой мере команда Alpine F1 сможет воспользоваться преимуществами, которые открываются с переходом на новый технический регламент, и похоже, что Алонсо уже сейчас выкладывается по максимуму, при этом пребывая в раздумьях, представляя себе, что всё могло бы быть несколько иначе.

«Мне надо было уйти из Формулы 1 раньше. Сейчас об этом легко говорить, но я не должен был ждать до 2018 года, – признался он в недавнем интервью L’Equipe. – Надо было уйти в 2015-м или 2016-м, на пару лет раньше, заняться гонками на выносливость и попробовать свои силы в Дакаре. Я об этом думал ещё в 2015 году, но потребовалось время, чтобы решение созрело. Возможно, оно зрело слишком долго».

Получается, тогда и вернуться в Формулу 1 он мог бы на два-три года раньше, и ему бы не пришлось сейчас пытаться замедлить неумолимый ход биологических часов. Но в его мотивации и нацеленности на результат сомневаться не приходится. Это наглядно демонстрирует яростный спор вокруг соблюдения пределов трассы в 1-м повороте, который он ведёт в одиночку.

Похоже, для него всё началось ещё на Гран При Штирии, когда Пьер Гасли и Шарль Леклер, опережая его Alpine, выехали за пределы белой линии всеми четырьмя колёсами.

События развивались так, что через два круга Гасли и Леклер столкнулись, тем самым испортив себе гонку, но Алонсо волновало не это. Фернандо казалось, что ему бы не сошло с рук то, что сделали они, причём через неделю его раздражение только усилилось, когда на той же австрийской трассе другой гонщик, на этот раз Даниэль Риккардо, получил преимущество в первом повороте благодаря всё тому же либерализму судейства.

Алонсо же кажется, что лично он всегда строго соблюдает пределы трассы, однако его при этом несправедливо штрафуют.

В Сильверстоуне он блестяще проехал первый круг в квалификационном спринте, прорвавшись с 11-й позиции на пятую, после чего упомянул, что остаётся «на тёмной стороне». Комментарий был любопытный, но потом Фернандо пояснил, что ему до сих пор обидно за те австрийские старты и его репутацию плохого парня.

«Я всегда гоняюсь честно и чисто и продолжу делать это до конца моей карьеры, – сказал он. – Думаю, я один из немногих, у кого нет штрафных баллов. Но вчера я имел в виду, что в Австрии я чувствовал себя идиотом, когда соблюдал правила. При этом мы пытаемся обращаться к директору гонок, всегда пытаемся говорить о том, что делают другие гонщики, но редко получаем ответы. Это странно».

Остаётся предположить, что вопросы, которые поднимает Алонсо, адресованы Майклу Маси, гоночному директору. Неофициально политика всегда была такая, что на происходящее на первом круге, когда на трассе настоящая толчея, в основном стараются закрывать глаза. Если, конечно, кто-то не нарушает правила намеренно.

«Я не хочу выступать в роли обвинителя и не хочу каждую гонку жаловаться на действия других, – продолжил Фернандо. – В первых гонках такая тактика не принесла нам никаких решений. В общем, мы поняли, что надо самим делать то, что делают другие. Больше ничего не остаётся».

Вот только сам он так действовать не стал – до поры, до времени. Но в Сочи, через несколько гонок, ситуация изменилась. Там он нарочито злоупотребил договорённостями о либеральном отношении к тому, что происходит на первом круге. Ещё по пути на стартовое поле он намеренно проехал через зону вылета 2-го поворота, словно демонстрируя, что он собирается делать на первом круге гонки.

После чего он именно так и поступил. Наказания не последовало – впрочем, Алонсо за счёт своего манёвра ничего не отыграл, а постарался вернуться на трассу на той же позиции, на какой был.

Когда его спросили об этом на следующей гонке, ему было приятно, ведь сам факт, что ему задают подобные вопросы, подтверждал его правоту.

«Я сделал это для того, чтобы здесь, в Стамбуле, мне задавали такие вопросы, – заявил он. – Просто чтобы подтвердить: когда я что-то делаю, люди ведут себя по-другому, и на следующем этапе мои действия вызывают иную реакцию.

Возможно, теперь они изменят зону вылета в первых двух поворотах на первом круге. Я как идиот соблюдал пределы трассы почти весь чемпионат, при этом в первых гонках меня многие опережали по внешней обочине далеко за пределами асфальта.

Я всегда старался бороться с несправедливостью. В этом нет ничего нового, так было и раньше. Всегда были проявления непоследовательности в судействе на национальной почве, это касалось и штрафов, и применения правил.

Помню, когда я боролся за титул с Red Bull, мы знали, что на их машине очень гибкое переднее крыло, и они выиграли пять или шесть гонок, прежде чем его запретили. А я проиграл чемпионат с разницей в три очка».

В общем, это несколько необычная воинственность, однако характерная для Алонсо. Ему всегда было свойственно стремление быть конкурентоспособным, доходившее до степени безумства, причём, можно сказать, что именно оно в основе некоторых из его лучших гонок.

Если бы он действительно позволял себе нарушать правила, было бы к нему иное отношение, не такое, как к остальным? Сложно сказать, но похоже что как раз чувство, что его подвергают несправедливым гонениям, является для Алонсо источником дополнительной мотивации. Словно он получает дополнительное удовольствие, когда ему удаётся преодолеть воображаемые препятствия.

Похожую манеру иногда можно наблюдать у Льюиса Хэмилтона, а много лет назад она была характерна для Найджела Мэнселла.

И всё-таки Алонсо по-прежнему остаётся великим гонщиком. Не надо удивляться, если уже в Мексике, на следующей гонке, он добьётся какого-то особенного результата, ведь силовая установка Renault вполне эффективно работает на той высоте над уровнем моря, на которой находится Мехико.

Мотивации Фернандо не занимать, при этом он стремится кое-что доказать недружелюбному окружению, а тактика Alpine F1 лишь подтверждает это его желание: если помните, в Остине Алонсо получил новую силовую установку, отбыл за это штраф, так что в Мехико он будет во всеоружии, и у него будет полный набор козырей.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ