ПОДЕЛИТЬСЯ

Скорость машины Льюиса Хэмилтона на трассе в Сан-Паулу по-настоящему удивила их соперников из Red Bull Racing, и они не могу найти объяснения, за счёт чего в Mercedes столь явно прибавили.

«Если у Хэмилтона будет такое же преимущество в Катаре, а потом в Саудовской Аравии и Абу-Даби, о титуле мы можем забыть», – приводит F1-Insider слова Хельмута Марко, автоспортивного советника Red Bull.

Разница в максимальной скорости машин Mercedes и Red Bull Racing на длинной прямой, ведущей к 1-му повороту бразильской трассы, действительно впечатляет. Если Хэмилтон во время субботнего спринта разгонялся там до 340 км/ч, то Макс Ферстаппен только до 321 км/ч, а Серхио Перес – до 325 км/ч. Столь явное преимущество позволило семикратному чемпиону мира после старта с последней позиции (из-за дисквалификации) через 24 круга спринта пересечь линию финиша пятым.

Также любопытно, что скорость машины Валттери Боттаса вообще не превышала 304 км/ч. В Mercedes объяснили это комбинацией факторов: новый двигатель на W12 Льюиса, плюс использование DRS, плюс использование слипстрима.

В воскресном Гран При Хэмилтон тоже был неудержим. Ему пришлось отбыть штраф за замену двигателя внутреннего сгорания, поэтому он стартовал десятым, но без всяких сложностей пробился через пелетон и начал прессинговать Ферстаппена. В итоге всё завершилось 101-й победой в карьере Льюиса.

«Я ещё никогда не видел, чтобы у Mercedes был такой двигатель, он просто реактивный, – признал Марко. – Мы не могли сдержать Хэмилтона на прямой, хотя угол атаки заднего крыла его машины был такой же, как в Монако. Причём такая скорость была только у Хэмилтона, другие машины с двигателями Mercedes вопросов не вызывают.

Нас тревожат два момента, по поводу которых, возможно, нам придётся обратиться к FIA за разъяснениями. Но протест мы подадим только в том случае, если получим доказательства, что в машине Хэмилтона что-то не соответствует техническому регламенту».

Два момента, о которых говорит Хельмут Марко, связаны с двигателем Mercedes, а также с загадочной системой, позволяющей машине Mercedes как бы прижиматься к трассе на прямых, что позволяет существенно снизить лобовое сопротивление и увеличить максимальную скорость.

Кроме того, в Red Bull в ходе детального анализа записей, сделанных камерами, установленными на машине Льюиса, обратили внимание, что во время торможения перед 1-м поворотом гонщик слегка тянет руль на себя. Специалисты команды из Милтон-Кинса озадачены и не могут найти этому объяснения – если только в Mercedes придумали некий хитрый способ активации упомянутой системы, связанной с подвеской машины.

Но это сомнительная версия, ведь в Бразилии инспекторы FIA тщательно проверяли машину №44, и у них не было вопросов ни к двигателю, ни к шасси. Однако в Mercedes не разрешают своим клиентским командам включать силовые установки в режим максимальной мощности, тогда как Хэмилтон, получив новый двигатель, мог выжимать из него всё. По расчётам экспертов, разница в мощности могла достигать 25 л.с.

Остальное преимущество обеспечивает сложная система, позволяющая уменьшать дорожный просвет машины Mercedes на прямых. Как пишет F1-Insider, в Red Bull подозревают, что Хэмилтон активирует эту систему через рулевое колесо, и хотят получить официальные разъяснения по этому поводу от FIA.

Похоже, что исход противостояния за титул зависит не только от борьбы на трассе, но и от разного рода разбирательств, которые происходят за кулисами спортивных событий.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ