ПОДЕЛИТЬСЯ

Директор гонок FIA Майкл Маси прокомментировал наиболее важные решения, которые принимались стюардами по ходу гоночного уик-энда в Сочи, и подчеркнул, что если налицо нарушение правил, то не имеет значения, кто их допустил – Льюис Хэмилтон или любой другой гонщик</i>.

Вопрос: Разумеется, много вопросов по поводу штрафа, полученного Льюисом Хэмилтоном. Он сказал, что не раз и на разных трассах действовал точно так же – так ли это? И если так, то почему раньше его не наказывали?
Майкл Маси: Разумеется, место для тренировки стартов зависит от особенностей конкретной трассы, и детальная информация об этом изложена в инструкциях FIA, которые все получают перед гонкой.

На других трассах Льюис и остальные гонщики придерживались этих правил и отрабатывали процедуру старта в соответствии с инструкциями директора гонки.

Вопрос: Была ли какая-то реальная угроза безопасности, когда Льюис остановился в том месте трассы?
Майкл Маси: Я бы сказал так: когда мы выбираем место, где разрешается тренировать старты, мы исходим из соображений безопасности для всех гонщиков, и таким образом все понимают, что происходит. С моей точки зрения, когда мы выбрали такое место на этой трассе, у нас были для этого определённые причины.

Вопрос: В инструкциях FIA была использована фраза: «справа от светофора, расположенного на выезде с пит-лейн». Не кажется ли она расплывчатой, допускающей разные толкования? Можно ли её сформулировать более конкретно?
Майкл Маси: Я полагаю, вероятно, произошло недопонимание между командой и гонщиком машины №44. Ведь остальные гонщики, в том числе Валттери Боттас, использовали для тренировки старта именно то место, которое было для этого отведено. То есть сразу после светофора, расположенного на выезде с пит-лейн.

Вопрос: Также вызывает вопросы тот факт, что Льюис должен был отбывать наказание по ходу гонки, хотя нарушение произошло не во время неё, а ещё до старта. Был создан некий прецедент?
Майкл Маси: Нет, просто каждый случай надо рассматривать отдельно. С точки зрения стюардов, отработка старта в том месте, где это делал Льюис, давала ему спортивное преимущество – именно поэтому было применено спортивное наказание. Такое, какое они сочли нужным в конкретных обстоятельствах.

Вопрос: Только что стало известно, что штрафные баллы, изначально назначенные Хэмилтону, были отменены; вместо этого команда должна будет уплатить денежный штраф. Можете это объяснить?
Майкл Маси: Конечно. После гонки стюарды узнали от команды Mercedes и от Льюиса, что именно команда дала ему инструкции, в каком месте он может тренировать старты. На основании этого стюарды решили отменить штрафные баллы, поскольку сочли, что это неправильная форма наказания, и в итоге оштрафовали команду на 25 тысяч евро – за то, что дала гонщику такую инструкцию.

Вопрос: Почему место, отведённое для тренировки стартов, не обозначено какой-то специальной разметкой на асфальте, ведь это бы позволило избежать недоразумений?
Майкл Маси: Обычно мы этого не делаем, мы лишь определяем расположение такого места. Насколько я понимаю, подобная практика применялась ещё до того, как я начал работать в FIA.

Вопрос: Вы можете как-то прокомментировать слова Льюиса, сказанные в телеинтервью после финиша, цитирую: «FIA пытается меня остановить»?
Майкл Маси: Нет, с моей точки зрения, всё просто. Я уже не раз говорил и Льюису, и всем остальным гонщикам: если есть какие-то вопросы, я всегда готов их обсудить. Моя дверь всегда открыта.

FIA – спортивная администрация, мы следим за соблюдением правил, при этом стюарды – независимая инстанция, они принимают решения. Поскольку налицо нарушение правил, то не имеет значения, кто их нарушил – Льюис Хэмилтон или любой другой гонщик. Каждая конкретная ситуация рассматривается во всех деталях.

Вопрос: Сменим тему: сегодня утром вы побывали на месте серьёзной аварии, произошедшей во время гонки Формулы 2. Вам не кажется, что досрочная остановка гонки, когда в программе уик-энда не так много событий – это неудачное решение?
Майкл Маси: Думаю, это просто неудачное стечение обстоятельств. Во-первых, есть расписание, которое мы должны соблюдать. Во-вторых, авария была настолько серьёзной, что ремонт ограждения трассы занял почти полтора часа. Я согласен, жаль, что гонку Формулы 2 не удалось довести до конца, но такое иногда бывает.

Вопрос: В гонке Формулы 2 мы видели, что 18-дюймовые шины мгновенно теряют давление, если происходят контакты между колёсами машин, как это было в момент аварии Луки Гиотто и Джека Эйткена. Вы собираетесь более детально изучить эту проблему?
Майкл Маси: Если честно, я ещё не занимался этой аварией, меня прежде всего волновало состояние гонщиков – оказалось, что с ними всё в порядке, а также ход работ по восстановлению ограждения. Но в FIA всегда обращают внимание на подобные детали, и вместе с Pirelli после этого уик-энда мы проведём расследование, как и в случае с любым другим серьёзным происшествием.

Вопрос: Вам не показалось, что маршалы действовали не слишком быстро, когда загорелась машина Луки Гиотто? Сразу ли они получили информацию о том, что гонщик не пострадал и смог сам выбраться из кокпита? Или та ситуация вызвала у вас тревогу?
Майкл Маси: Вероятно, они действовали более-менее быстро, но проблема в том, что место аварии было на довольно приличном расстоянии от маршальских постов, расположенных на этой стороне трассы. Я бы не хотел бежать с огнетушителем метров сто пятьдесят или около того, но как только гонка была остановлена, и все машины миновали это место, мы видели, что туда поспешили маршалы с постов, расположенных на противоположной стороне трассы.

Когда мы видим пожар, это всегда плохо, но позитивный момент в том, что гонщики не пострадали – это самое важное.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ