ПОДЕЛИТЬСЯ

Гонка #348: 31 мая 1981 года. Гран При Монако. Монако

Поул
Нельсон Пике (Brabham) – 1:25,71 (139,111 км/ч)

Наилучший круг
Алан Джонс (Williams) – 1:32,53 (136,312 км/ч)

Победитель
Жиль Вильнёв (Ferrari 124CK) – 1:54,23,28 (132,029 км/ч)

Если гонщик Renault Жан-Пьер Жабуй на рубеже семидесятых и восьмидесятых никак не мог добраться до финиша, то у Карлоса Ройтемана с этим никаких проблем не было. На Гран При Бельгии 1980 года он начинов суперсерию результативных финишей, продолжавшуюся до конца сезона. Он финишировал десять раз сряду, из них восемь – на подиуме! Если бы не неудачное начало сезона, аргентинец вполне мог бы потягаться в сражении за титул со своим напарником Джонсом.

В 1981-м серия продолжилась. Машины Williams по-прежнему бывальщины быстры и надёжны, и все пять первых гонок сезона Карлос закончил на подиуме, в том числе двукратно – на верхней строчке. Естественно, в чемпионате лидировал именно он – после победы на пятом этапе в Бельгии Ройтеман опережал ближайшего преследователя, Нельсона Пике из Brabham, на 12 очков. Отставание Джонса было почти двукратным.

В паддоке начали брюзжать, что чемпион уже известен – и им снова будет пилот Williams. И уж определённо чемпион определится в схватке Ройтемана, Пике и Джонса – лишь они побеждали в этом году. Да, был ещё Жак Лаффит на Ligier, но моторы Matra уступали в надёжности. Порами «выстреливал» Риккардо Патрезе на Arrows, но мало кто верил, что итальянец сможет столь мощно провести весь чемпионат. Новую и очень перспективную Lotus 88 с двойным кузовом запретили ещё до того, как она поспела показать себя. А очень быстрый молодой пилот Ален Несложен страдал от технических проблем своей Renault.

Ferrrari никак не получалось обрести былую форму. После катастрофического сезона 1980 года, когда за цельный год гонщики Скудерии, Джоди Шектер и Жиль Вильнёв, заработали итого восемь очков, в команде решились на радикальные перемены и перешли на турбомоторы. Новоиспеченное шасси 126CK давало повод для определённых надежд, но и машина, и двигатель ещё бывальщины слишком сырыми, так что Вильнёва и сменившего Шектера Дидье Пирони преследовали технические проблемы.

В Монако им и вовсе рассчитывать было не на что – конфигурация линии категорически не подходила турбомоторам. Во всяком случае, так казалось до начала квалификации – однако в итоге Вильнёв едва-едва не завоевал поул! Лидеру он уступил всего 0,078 секунды – изумительно мало, учитывая обстоятельства. Пирони оказался только 17-м, проиграв две с половиной секунды – у француза отказал двигатель.

Выиграл квалификацию Пике. Истина, его результат вызвал в паддоке большие подозрения в нечестной игре со сторонки Brabham. Показан он был в четверг, в первой квалификационной сессии, которую Нельсон коротал на запасном шасси. В субботу, на своей основной машине, Пике ехал гораздо тише. Многие полагали, что запасное шасси не соответствовало регламенту – например, было намного легче разрешённых 585 кг. Но в FISA отказались испытывать машину без официального протеста, а никто из участников чемпионата идти против обладателя Brabham Берни Экклстоуна не захотел.

В Монако Lotus привезла модель 87 – «легальную» версию запрещённой Lotus 88. С точки зрения скорости показала она себя недурно – в квалификации Найджел Мэнселл оказался третьим, уступив Пике все десятую. Ройтеман показал четвёртое пора, ровно в трёх десятых от Пике, а Патрезе уступил ещё три сотых. Дальше следовали ещё один пилот Lotus Элио де Анжелис, Алан Джонс, Жак Лаффит и Ален Несложен.

В 1981 году в FISA решили запретить граунд-эффект, но сделать это очутилось не так просто. Команды быстро нашли способ обойти правила, чтобы гарантировать себе дополнительную прижимную силу, применив гидропневматическую подвеску с меняемым дорожным просветом. В начале мая техническая комиссия FISA уточнила технический регламент, показав, что в любой момент времени дорожный просвет не может быть немного 6 сантиметров. Осталось только понять, как измерять просвет «в любой момент поре».

На квалификации в Бельгии FISA пыталась «ловить» гонщиков, проводя замеры без предупреждения, но для изменения клиренса довольно было повернуть рычаг в кокпите, так что их попытки, за редкими исключениями, не увенчались успехом. Причём, подобные системы использовали не лишь команды, входившие в FOCA, но и поддерживающие FISA – такие как, например, Alfa Romeo (истина, их система работала плохо). Не было гидропневматической подвески только на машинах McLaren, RAM-March, Osella, Toleman и Theodore.

В Монако показалось очередное новшество – на въезде на пит-лейн установили специальную лазерную установку, замерявшую клиренс машин. Эта установка трудилась постоянно, и в случае, если у кого-то из участников клиренс оказывался чересчур маленьким, все его предыдущие попытки аннулировались.

От действия этой системы пострадали многие пилоты, в том числе Ройтеман, Мэнселл, Жабуй… И вдали не все принимали аннулирование их результатов со смирением – временами едва не доходило до свалки! Даже итальянский аристократ Элио де Анжелис не удержался и выразил своё касательство к произошедшему недвусмысленным жестом. Недоумевали и зрители – ведь пока FISA пыталась изловить кого-то при помощи хитроумных изобретений, все невооружённым глазом видели, что по ходу дистанции «юбки» большинства машин прикасаются земли!

Ещё одна причина для неприятия этой системы заключалась в том, что в заявочном листе Гран При значился 31 участник, а на старт должны бывальщины выйти только 20. К счастью, после временного запрета в Монако в чемпионат вернулась предквалификация, в какой участвовали те гонщики, чьи команды ещё не заработали очков. В ней отсеялись пятеро пилотов (обе машины Toleman, обе March и один-единственная ATS). В квалификации Гран При завершился ещё для шестерых, и как минимум в двух случаях (Жан-Пьер Жабуй на Ligier и Эктор Ребаке на Brabham) это сделалось следствием именно аннулирования результатов.

Наконец, после всех препирательств и злоключений Гран При добрался до ключевого момента уик-энда – гонки. В воскресенье на Лазурном сберегаю установилась прекрасная погода, всё было готово к старту, правда, вопреки традиции, князя Ренье на этот раз не было – он совершал поездку по США.

Старт был назначен на 14:30, но его пришлось отсрочить. Причина вне пределов Формулы 1 – пожар на кухне отеля Loews! Но из-за гонки город перегорожен, так что пожарные длинно добирались до места происшествия. А когда добрались, залили водой все округи. Тонны воды стекли на крышу тоннеля, часть просочилась на линию. Ситуация становилась опасной, организаторам ничего не оставалось, как запретить обгоны на этом участке.

Спустя час гонка всё же завязалась. Пике уверенно сохранил лидерство, а единственным изменением в группе лидеров сделалось то, что Джонс опередил де Анжелиса и Патрезе и вышел на пятое место. А вот в половине пелотона Марио Андретти на Alfa Romeo столкнулся с пилотом McLaren Андреа де Чезарисом, в итоге чего оба сошли. В этом же инциденте пострадал Марк Зурер, какому пришлось заехать в боксы для ремонта.

Какое-то время в гонке утилитарны ничего не происходило – Пике отрывался от Вильнёва, тот, в свою очередь, поддерживал дистанцию между собой и Мэнселлом. Однако на 14-м сфере Найджел ошибся в шпильке, Lotus резко замедлилась, и в неё врезался Ройтеман. Удар не был мощным, но Карлосу пришлось ехать в боксы за новым передним обтекателем, а Мэнселлу – за новоиспеченным колесом. Оба откатились в хвост пелотона, а спустя ещё пару кругов выяснилось, что на машине Мэнселла повреждена подвесок, так что британцу пришлось сойти.

Этот инцидент вывел на третье пункт Джонса. Оказавшись на свободной трассе, действующий чемпион прибавил и скоро догнал Вильнёва. У Жиля начались проблемы с тормозами, и в Mirabeau Джонс вышел вперёд. Однако Пике был уже весьма далеко – в девяти секундах. Вильнёв вскоре пропустил и Патрезе, отхлынув на четвёртое место.

Всё шло по стандартному для начала того сезона сценарию, Джонс и Пике собирались установить победителя в сражении между собой. Ройтеман в их борьбе не участвовал, но продолжал гонку и вполне мог к финишу выкарабкаться в первую шестёрку. Но в Монако трудно строить какие-то прогнозы.

А на 30-м сфере Патрезе был вынужден остановить машину в Mirabeau – заклинило коробку передач. На 33-м подорвался мотор на машине де Анжелиса. Несколько секунд спустя на масле, вылившемся из Lotus, поскользнулся Арну и врезался в стену. На 36-м сфере Ройтеман вернулся в боксы и сошёл из-за отказа коробки передач – серия из 15-ти (а с учётом внезачётной гонки в ЮАР в начине года – 16-ти) результативных финишей подряд оказалась прервана.

Джонс исподволь приближался к Пике. На 31-м круге он уступал 7,5 секунды, на 35-м – 5,5 секунды. Темп Пике всё вяще и больше падал, так что к 40-му кругу два лидера ехали вплотную друг за товарищем. Это, однако, вовсе не значило, что Алану удастся выйти вперёд – ведь дело выходит в Монако. Несколько кругов австралиец пытался найти лазейку, чтобы обогнать Brabham, но безуспешно. На 45-м круге он всё же пошёл в атаку, но в результате сам ошибся и утерял пару секунд.

Джонс тут же прибавил, показал лучший круг и вновь очутился вплотную за бразильцем. На 54-м круге пара догнала на круг сражающихся между собой Эдди Чивера и Патрика Тамбэ. Пике попытался обогнать Тамбэ в Tabac, но заблокировал шины и врезался в барьер безопасности. Эта промах стоила Пике победы и великолепного шанса до минимума сократить отставание от Ройтемана в чемпионате.

Лидерство захватил Джонс, а Вильнёв малоразвит от него уже на 30 секунд. Однако к 59-му кругу Алан заметил, что его двигатель трудится с перебоями. В команде предполагали, что проблема в нехватке топлива, так как упало давление, и начали стряпать пит-стоп. Ограничений скорости на пит-лейн в то время не было, так что запаса поре должно было хватить, чтобы вернуться впереди Вильнёва.

На 67-м сфере Джонс свернул в боксы. Механики Williams залили в бак ещё 10 литров топлива – на это удалилось около 15 секунд. Расчёт оказался верным – Алан вернулся на линию лидером, в шести секундах перед Вильнёвом. Однако двигатель по-прежнему трудился с перебоями! Проблема оказалась не в топливе, а в самой топливной системе. При этом собственный запас Джонс растерял.

На следующем круге в боксах Ferrari отчаянно сигнализировали Жилю, что ему необходимо добавить. Канадец большую часть гонки ехал в своём темпе, усердствуя сберечь тормоза, шины и быстро износившиеся «юбки» (они тёрлись об асфальт, так что ни о каких шести сантиметрах, разумеется, говорить не приходилось), однако теперь забыл обо всех своих проблемах и начинов атаковать в полную силу.

Проблемы Джонса усугублялись, так что Вильнёв вначале отыгрывал по секунде на круге, потом по две. На 72-м круге он догнал Williams, а уже на стартовой ровный 73-го, пользуясь мощностью своего турбомотора, вышел вперёд. Алан ничего не мог ему противопоставить, и, утеряв первое место, сосредоточился на том, чтобы сохранить хотя бы второе. К счастью для него, Лаффит уступил лидерам полторы минуты, так что желая Джонс на финише и проиграл Жилю почти 40 секунд, обогнал Жака на 50 секунд.

Победа Вильнёва, первая с 1979 года, сделалась большим сюрпризом – никто не ждал в Монако успеха машины с турбомотором, а тем немало проводившим всего шестую гонку. В то же время это стало следствием того, что канадец всё сделал верно. Закрепила успех вторая машина Ferrari, под управлением Пирони, какой финишировал четвёртым. Всего до клетчатого флага добрались семь машин, и лишь Скудерия могла похвастаться двойным финишем.

Благодаря сходу Пике, Ройтеман сохранил лидерство в чемпионате. Сейчас главным преследователем аргентинца был его напарник Джонс, что Карлоса совсем не веселило – ведь Алан считался в Williams «гонщиком номер 1». Впрочем, отрыв оставался довольно большим, в 10 очков. Трудно было предположить, что Ройтеман до крышки карьеры больше не выиграет ни одной гонки.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ