ПОДЕЛИТЬСЯ

Джолион Палмер, бывший гонщик Формулы 1, в своей колонке на официальном сайте чемпионата комментирует события Гран При Катара, где решающую роль сыграли стратегия и умение гонщиков работать с шинами.

В Гран При Катара, где всё зависело от стратегии, и решающую роль сыграло умение работать с шинами, позади лидеров развернулась напряженная борьба за место на подиуме, которое в итоге досталось Фернандо Алонсо.

В гонке он был великолепен, а стремительный обгон Пьера Гасли на первом круге позволил ему создать своего рода буфер, отделивший его от более быстрых Серхио Переса и Валттери Боттаса, каждый из которых отыгрывался после неудачной квалификации и сложностей, возникших на первом круге.

Их машины были значительно быстрее Alpine Фернандо Алонсо, а поскольку обгонять в Лосаиле оказалось проще, чем прогнозировалось, испанец вряд ли бы смог удержать позицию. Но ему это удалось, в чём есть элемент удачи, но справедливости ради надо отметить, что и команда Alpine F1, и Алонсо максимально выложились, что и обеспечило им преимущество.

Валттери Боттас первым выбыл из борьбы за подиум – на 33 круге он получил прокол, когда ещё ехал на стартовом комплекте Medium. Это был первый из серии проколов переднего левого колеса по ходу Гран При.

Проблема в том, что в отличие от большинства других гонок, где резина деградировала, и скорость гонщика падала ещё до того, как появлялись проблемы со структурой шин, в Катаре гонщики часто не получали тревожных сигналов. В последние несколько лет подобное происходило в некоторых гонках в Сильверстоуне, прежде всего вспоминается прошлогодняя гонка Льюиса Хэмилтона, где он финишировал на трёх колёсах, но одержал победу.

Лосаил и Сильверстоун – невероятно быстрые трассы. Из-за многочисленных скоростных поворотов увеличивается износ передней шины. Обе трассы закручены по часовой стрелке, так что вся нагрузка приходится на переднее левое колесо. Кроме того, гонщики могут шире входить в быстрые повороты, поскольку на выходе из них относительно пологие поребрики, однако за ними установлены более высокие поребрики-«гребёнки», увеличивающие нагрузку на передние шины, которые по мере износа становятся более подвержены повреждениям.

Попытку Боттаса проехать 33 круга на одном комплекте Medium можно назвать смелым решением, но это была самая первая гонка в Катаре, и у команд ещё не было возможности до конца использовать ресурс шин на этой трассе. Боттас показывал неплохое время на круге, ехал в стабильном темпе и в Mercedes не спешили звать его в боксы, стараясь опередить Алонсо за счёт более позднего пит-стопа, чтобы затем бороться за подиум только с Пересом. Но внезапно передняя левая шина получила прокол, и поскольку Валттери только начинал круг, он потерял много времени при возвращении в боксы. Это лишило его шансов побороться за подиум ещё до того, как под конец гонки команда сняла его машину с дистанции.

Иногда небольшие вибрации могут быть тревожным звонком, свидетельствующим, что резина работает на пределе, и другие гонщики, в том числе оба лидера, обсуждали такие проблемы по радио. Это заставило их провести два пит-стопа, но во многих случаях шины могут сдать совершенно неожиданно.

В случае с Боттасом ничто не предвещало проблем, но разрушение шины на его Mercedes стал предупреждением для остальных. В Red Bull Racing сделали ставку на осторожность, поэтому позвали Переса на пит-стоп, когда он с комфортным преимуществом ехал третьим – на оставшиеся 16 кругов ему поставили свежий комплект резины.

В тот момент это казалось странным, ведь он на шесть секунд опережал Алонсо и на каждом круге понемногу от него отрывался. Даже у Переса это вызвало вопросы, когда он пытался снова отыграть позиции. Но когда у обоих гонщиков Williams почти одновременно возникли те же проблемы, что и у Боттаса, т.е. левое переднее колесо потеряло давление, стало понятно, что в Red Bull Racing приняли разумное решение,

Ландо Норрис ехал четвёртым и успел преодолеть 23 круга на шинах Hard, когда тоже получил прокол, что позволило Пересу отыграть позицию. В тот момент казалось, что все остальные гонщики, использовавшие Hard и тактику единственного пит-стопа, могли не доехать до финиша.

Работа с шинами играла ключевую роль, но есть только один способ беречь резину, чей ресурс подходит к концу – пожертвовать временем на круге, сбросить скорость, преодолевая правые скоростные повороты, которых на катарской трассе очень много, а также избегать поребриков, что естественно, заставляет гонщиков выбирать не вполне оптимальные траектории.

Именно это собирались сделать Фернандо Алонсо и Эстебан Окон, чтобы сохранить свои высокие позиции. В результате за Alpine Окона стала собираться вереница машин, гонщики которых рассчитывали побороться за пятое место. Как и Боттас, Эстебан мог держать достаточно высокий темп, что позволяло на ключевых отрезках круга оставаться чуть впереди Лэнса Стролла.

Тем временем Перес пытался догнать Алонсо, но испанец получил значительную отсрочку, когда объявили режим виртуального сейфти-кара (VSC), чтобы маршалы убрали обломки от машины Латифи. Все, кто переживал по поводу ресурса резины, смогли вздохнуть спокойно. Благодаря двум кругам в режиме VSC в этот период они могли не нагружать шины, при этом все отрывы остались прежними.

В итоге Фернандо Алонсо поднялся на подиум, опередив на три секунды Переса, который под конец дистанции отыгрывал по одной, если не по две секунды на круге. Казалось, что если бы не режим VSC, на финальном круге Алонсо и Перес вели бы плотную борьбу, и то если бы выдержали шины на Alpine испанца. После финиша исполнительный директор команды Марцин Будковски признал, что всё работало на пределе, но пришлось идти на риск ради подиума.

Здорово снова увидеть Фернандо на подиуме. Он стал 13-м гонщиком, который финишировал в первой тройке в этом сезоне. Учитывая его отличные выступления в этом году, в том числе в Катаре, это полностью заслуженный результат.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ