ПОДЕЛИТЬСЯ

В интервью Maxim Даниэль Риккардо говорил об отношении к машинам, напарникам и к себе в гонках…

Даниэль Риккардо: «Для меня гоночная машина – это оружие. Я его люблю, но любое оружие опасно. И надевание шлема – не только напоминание о связанных с ним опасностях, но и время, когда нужно вставить затычки для ушей и отключиться от остального мира. Это переключает меня в режим борьбы.

Сезон 2014 года, когда я перешёл в Red Bull Racing, был самым сложным в моей карьере. Я уже провёл несколько лет в Формуле 1 и совершенно не ждал, что возникнут какие-то трудности. И когда они появились, я был ошеломлен этим, сбит с толку. Я многое узнал о себе в тот год. В какие-то дни я думал: «Я покончу с этим. Я ненавижу гонки». Но проходил день, я тренировался в спортзале ещё более усердно, чем прежде, и внутри вновь загорался огонь. Ничего в этой жизни не даётся легко.

По ходу большей части карьеры я привык быть одним из лучших гонщиков на стартовой решетке, лучшим в команде. И когда всё неожиданно меняется, вы спрашиваете себя: «Чувак, что происходит? Ты же по-прежнему всё умеешь». Это трудно было принять.

Макс Ферстаппен дольше всех был моим напарником по команде. Мы подталкивали друг друга к лучшему или к худшему, будь то ожесточенное соперничество или уважительная напряженность, но мы извлекли максимум пользы из этого партнёрства – и многому научились.

Мне очень понравился год с Феттелем в 2014 году, когда я мог наблюдать за четырехкратным чемпионом мира. Он умел получить от команды то, чего хотел, донести свою точку зрения, которая порой отличалась от точки зрения команды, но его уважали и слушали.

Никто не говорил: «Опять этот парень жалуется!» или: «Он говорит нам, как делать нашу работу!» Это всегда было лаконично, по делу, и заканчивалось фразой: «Теперь давайте сделаем это вместе!» Это говорил чемпион мира. Если хотите, в этом была какая-то немецкая индивидуальность, немецкая эффективность.

После перехода в McLaren мне оказалось непросто адаптироваться к их машине. Никогда прежде ничего подобного со мной не было. Знаете, это как играть в гольф слишком гибкой клюшкой – вы уже замахнулись, чтобы ударить по мячу, а она ещё в полёте. Было ощущение, что я не могу просто направить машину, куда хочу, и нажать на газ.

В этом сезоне всё идёт лучше. По результатам этого пока не скажешь, но мне стало комфортнее. Хотя я по-прежнему пытаюсь освоиться с машиной.

Лучший момент моей карьеры? Победа в Монако в 2018-м. За два года до этого я лишился победы из-за медленного пит-стопа, а этот фактор я не мог контролировать. Такое случается в гонках, но в тот день было ощущение, что меня ограбили. Я спрашивал себя, смогу ли ещё когда-нибудь бороться за победу в Монако, а выиграв, был очень горд и счастлив.

Я не думал, что когда-нибудь почувствую себя ещё более счастливым. Но в прошлом году я впервые за карьеру почувствовал моменты неуверенности в себе. И когда я смог их преодолеть и выиграл гонку в Монце в первый год с новой командой, чего тогда никто не ожидал, я по-настоящему этим гордился».

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ