ПОДЕЛИТЬСЯ

Гонка #470 23 апреля 1989 года. Гран При Сан-Марино. Имола

Поул
Айртон Сенна (McLaren MP4/5) – 1:26,010 (210,952 км/ч)

Наилучший круг
Ален Прост (McLaren MP4/5) – 1:26,795 (209,044 км/ч)

Победитель
Айртон Сенна (McLaren MP4/5) – 1:26,51,245 (201,939 км/ч)

В 1989 году в Формуле 1 вступил в мочь новый регламент, запрещающий использовать турбомоторы. Многих расстраивал тот факт, что чудовищная мощь турбо осталась в прошедшем, но как минимум один большой плюс у нового регламента был. Гораздо немало простые и дешёвые силовые установки привлекли в чемпионат большое число команд.

В первом этапе чемпионата, в Бразилии, зачислили участие 38 участников. Через месяц в Имоле их было уже 39. К пелотону примкнул Габриэле Тарквини. Итальянец должен был выступить и в Бразилии, но в AGS не успели подготовить все документы, так как контракт с Тарквини был подмахнут в последний момент — пилотом немецкой команды должен был стать Филипп Стрейфф, но на заключительных предсезонных тестах в Бразилии он попал в серьёзнейшую аварию, после какой на всю жизнь остался в инвалидном кресле.

Разумеется, выпускать 39 машин на линию даже в квалификации никто не собирался. Специально для слабейших команд была организована предквалификация — как и в Бразилии, на Гран При Сан-Марино в ней зачислили участие 13 машин, но «проходных» мест теперь было не пять, а четыре. И ещё четыре гонщика отсеивались по итогам квалификации.

Как и в Бразилии, в предквалификации доминировали пилоты Brabham, ещё раз доказав, что заставлять пилотов этой команды участвовать в добавочном заезде совсем не обязательно. Стефано Модена показал лучшее пора, Мартин Брандл уступил ему 0,7 секунды. Показавший третье пора Алекс Каффи из BMS Scuderia Italia проиграл Модене две секунды.

Этап на Жакарепагуа подарил зрителям чаяние, что с доминированием McLaren покончено. После старта лидировали машины Williams, на каких теперь стояли моторы Renault, а выиграл гонку в Бразилии Найджел Мэнселл, выступавший за Ferrari. Победа пилота Скудерии привлекла на трибуны линии в Имоле большое число болельщиков. Сама трасса, называвшаяся прежде «Автодром имени Дино Феррари», сейчас увековечивала и имя умершего в 1988-м Энцо.

Однако в Ferrari старались охладить пыл болельщиков, подчёркивая, что новоиспеченная 640-я модель хотя и имеет большой потенциал, в действительности дальня от идеала. Революционная полуавтоматическая коробка передач ломалась с завидной регулярностью, а новоиспеченный атмосферный V12 был настолько ненадёжен, что Скудерия привезла в Имолу сразу 20 моторов!

С иной стороны, неожиданное поражение McLaren в Бразилии хотя и стало последствием стечения обстоятельств (аварии Сенны и поломки коробки передач на машине Несложна, который при этом всё равно финишировал вторым), заставило команду из Уокинга мобилизовать свои мочи. Продолжительные тесты в Сильверстоуне и в Имоле позволили команде сделать шаг вперёд, и в квалификации им вновь не было равновеликих. Сенна завоевал очередной поул, Прост проиграл ему всего 0,2 секунды. Мэнселл был третьим, но с отставанием немало полутора секунд.

Если с соперниками в McLaren расправлялись очень уверенно, то вот внутри команды атмосфера стремительно портилась. В Honda в отворённую заявили Просту, что отдают предпочтение Сенне, и попытки Рона Денниса уверить француза в том, что пилоты имеют равный статус, успехом не увенчались. Кроме того, Ален был раздражён тем, что Сенна вообще не приехал на тесты в Сильверстоун — Просту пришлось трудиться на них в одиночку.

Однако отношения между пилотами всё ещё оставались более или немного нормальными — злость Проста распространялось в основном на команду и мотористов. Перед стартом, соображая, насколько велико преимущество McLaren, Сенна и Прост договорились о том, что не будут биться друг с другом — преимущество получал тот, кто первым войдёт в первый заворот.

К большому разочарованию итальянских болельщиков, выступавший теперь за Tyrrell Микеле Альборето показал лишь 27-е время, а значит, не смог преодолеть квалификационный барьер, в то время как его напарнику, Джонатану Палмеру, это удалось. Это было тем немало удивительно, что в отличие от Палмера, Альборето выступал на новой модели 018. В воскресенье новинку отдали Палмеру, и на warm-up он показал восьмое пора! «По сравнению с предыдущей, это машина другого класса», — заявил после завершения заездов Палмер, чем ещё более унизил Альборето.

Сенна легко выиграл старт, а вот Просту пришлось обороняться от штурмы Мэнселла, так что по итогам первого круга он уже проигрывал напарнику две секунды. Впрочем, изменений позиций в первой шестёрке по сравнению со стартовым листом не было — за Мэнселлом вытекали Патрезе, Бергер и Бутсен. На седьмое вышел Капелли, но уже спустя сферы вылетел с трассы в Rivazza и разбил свой March.

Прост скоро сбросил Мэнселла со своего заднего антикрыла и мгновенно оторвался, а уже на третьем сфере Найджелу пришлось обороняться от атак Патрезе. На четвёртом круге на другой Ferrari, Бергера, что-то сломалось (так и не удалось выяснить, что именно), машина на скорости почти 290 км/час вылетела с линии в Tamburello и врезалась в отбойник.

После сильнейшего удара машина отрикошетила то стены, закрутилась и вспыхнула. На счастье Герхарда, труд FIA над безопасностью дала свои плоды — маршалы прибыли на место аварии сквозь 16 секунд, а ещё через 10 секунд огонь был потушен. Дирекция гонки вывесила алый флаг, спасатели начали извлекать австрийца из того, что осталось от его машины. На это удалилось 10 минут — ход работ контролировал доктор Сид Уоткинс.

Герхард получил довольно серьёзные ожоги рук, сломал несколько рёбер и ключицу, но учитывая обстоятельства, можно находить, что легко отделался — ещё несколько лет назад такая авария неминуемо повергла бы к тяжелейшим последствиям для пилота. Бергер даже не потерял сознание.

На ликвидацию последствий аварии удалилось полтора часа, и было решено возобновить гонку с четвёртого сферы, стартовав в том порядке, в котором гонщики закончили третий круг, а затем уложить результаты первой и второй части гонки. На этот раз старт лучше удался Просту, в первом завороте он захватил лидерство, но уже во втором Сенна пошёл в атаку и опередил на торможении перед Tosa.

Машины McLaren скоро оторвались от остального пелотона. Физически на третье место вышел Патрезе, но по сумме первой и другой части гонки он всё ещё был четвёртым, так как Найджел ехал вплотную за ним. Поначалу Сенне удалось создать кое-какой отрыв от Проста, затем Ален прибавил и вновь догнал напарника. Но прочертить атаку никак не удавалось.

После трети дистанции пелотон лишился разом двух претендентов на подиум — сначала на Williams Патрезе отказал двигатель, затем на Ferrari Мэнселла отказала полуавтоматическая коробка передач. Гонка на линии имени Энцо и Дино Феррари вновь осталась без Ferrari, а значит повторения бразильского успеха не будет. Немножко подсластил пилюлю для итальянцев тот факт, что на третье место вышел Алессандро Наннини на Benetton — машине формально итальянской команды.

Тем порой Сенна начал вновь отрываться от Проста. Шины на машине Алена изнашивались чересчур быстро, и на 43-м круге его развернуло. Прост быстро вернулся на трассу, сохранив не лишь второе место, но и большой отрыв от третьего, однако Сенна сейчас был вне его досягаемости.

Айртон легко довёл гонку до победы, но как выяснилось, его противостояние с Несложном на этом только начиналось. Вернувшись в паддок, Ален заявил напарнику, что тот не должен был штурмовать его на втором старте, так как старт выиграл Прост. «Айртон не выполнил наше договоренность, в соответствии с которым мы не должны были атаковать друг друга на первом сфере», — прямо заявил он репортёрам.

«Но я и не атаковал его на первом круге, — отвечал заглазно своему напарнику Сенна. — Это был четвёртый круг». Такой формальный аргумент, разумеется, только ещё больше разозлил Проста. Он обратился к Рону Деннису, а затем заперся в моторхоуме Marlboro. Несложен считал произошедшее предательством, а пассивность Денниса — подтверждением привилегированного статуса Сенны.

В общем-то, Сенна ощущал свою вину и готов был извиниться перед напарником, но Прост категорически отказался от любого общения. Он был настроен весьма воинственно и обвинял в произошедшем всех сразу — Айртона, Денниса, команду, мотористов и даже журналистов. Примиряться с таким положением дел он больше не собирался, и на следующий день, в понедельник, упразднил встречу с Мансуром Оджеем. На этой встрече планировалось обсудить продление его контракта с McLaren.

Ключ: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ