ПОДЕЛИТЬСЯ

За четыре этапа до конца сезона преимущество Mercedes в Кубке конструкторов сократилось до одного очка. Главный гоночный инженер команды Эндрю Шовлин подвёл итоги Гран При Мехико…

Вопрос: В квалификации гонщики команды заняли весь первый ряд. Как вы оцениваете второе место на финише?
Эндрю Шовлин: Мы разочарованы, учитывая субботние результаты. Мы очень сильно провели квалификацию, но, возможно, в Red Bull выступили хуже своих возможностей, что нас излишне успокоило. Неприятно уступить лидерство и фактически потерять одну машину после первого поворота. Всё, что могло пойти не так, пошло не так в начале гонки.

Учитывая, что в нашем распоряжении не было быстрейшей машины, без двух гонщиков в первой тройке нам тактически было сложно претендовать на победу. Учитывая температуру во время гонки и то, как прошёл старт, мы понимали, что нам будет тяжело.

Вопрос: Можно ли сделать вывод, что ваша машина хороша только на одном быстром круге?
Эндрю Шовлин: Сложно сказать. В квалификации мы оказались впереди, хотя не ожидали от себя такого на мексиканской трассе. В гонке же было жарче, из-за чего у нас возникло больше проблем со сцеплением задних колёс с трассой. Не думаю, что наша машина обеспечивала столько же прижимной силы, сколько и машины соперников, хотя свою мы настроили на максимум.

Не важно, как в итоге сложилась квалификация, ведь факт остаётся фактом – когда вы уступаете три-четыре десятые на круге, то очень сложно рассчитывать на победу в гонке.

Вопрос: В этот уик-энд ваша силовая установка оказалась ближе по своим характеристикам к силовой установке Honda по сравнению с предыдущими сезонами?
Эндрю Шовлин: Мы знаем, что добились небольшого прогресса, но не можем ничего сказать о Honda. В этот уик-энд нас больше беспокоили проблемы с шасси – мы думали о том, как добиться большего сцепления с трассой, избежать скольжения в поворотах и перегрева. Не думаю, что у нас был дефицит мощности, но ещё предстоит всё проанализировать.

Вопрос: Учитывая важность старта, что вы сказали своим пилотам перед гонкой?
Эндрю Шовлин: В Мехико очень длинный отрезок до первого поворота, поэтому из всех гонок, в которых мы стартовали из первого ряда, именно здесь мы больше всего беспокоились, что соперники смогут воспользоваться слип-стримом. Гонщики обсудили, как им лучше действовать, но когда гаснут огни, очень сложно придерживаться изначального плана, поскольку невозможно всё предвидеть и распланировать.

Нам не повезло, что Льюис стартовал лучше Валттери, и из-за этого не смог воспользоваться слип-стримом за напарником. Если посмотреть повтор старта с верхней камеры, то легко понять, что наши гонщики могли действовать иначе, чтобы не пустить Макса Ферстаппена на левую сторону трассы.

Мы знали, что будем уязвимы на первом круге – так и получилось. Мы не смогли заблокировать Макса, да и на торможении перед первым поворотом оказались не так хороши, как он. Макс очень хорошо сработал, а торможение стало нашей слабой стороной – нашим гонщикам не удалось затормозить настолько же поздно.

Вопрос: Что вы думаете о первом круге?
Эндрю Шовлин: Всегда необходимо реагировать на то, как складывается ситуация. Не было смысла переживать о произошедшем – нужно было думать о том, как бороться с соперниками, имея только одну машину впереди. Первые пять-десять кругов дали чёткое представление о расстановке сил. Мы увидели, что Макс вне досягаемости, поэтому сосредоточились на том, чтобы Льюис не пропустил Серхио Переса на второе место. Нам было совершенно очевидно, что наша машина не способна победить.

Вопрос: Макс сказал, что на следующем этапе в Бразилии борьба будет более плотной. Согласны с ним?
Эндрю Шовлин: Есть основания полагать, что отрывы будут не такими большими. В нашей команде очень любят проводить время за размышлениями о том, что может пойти не так. Сейчас сложно предсказать что-то наверняка. В квалификации возможно больше неожиданных результатов, чем в гонке.

Однако если вспомнить недавнее прошлое, гонки в Турции и в Сочи, то там наша машина доминировала. Оставшиеся четыре трассы должны подойти нам, поэтому мы продолжим делать максимум возможного, чтобы выиграть оба чемпионата.

Вопрос: Что за проблема возникла на пит-стопе Валттери Боттаса?
Эндрю Шовлин: Мы пока точно не знаем, но парни не могли снять колесо после того, как открутили гайку. Что-то мешало – мусор или ошмётки резины. Проблема была не в том, чтобы открутить гайку, а в том, чтобы после этого снять колесо. В любом случае, это никак не отразилось на гонке Валттери, поскольку к тому момент она уже была испорчена.

Вопрос: Почему Боттас не мог обогнать Даниэля Риккардо?
Эндрю Шовлин: С машиной всё было в порядке, но шины Валттери проехали столько же кругов, сколько и шины соперника, и при попытке подъехать на дистанцию атаки, его машина начинала скользить. Кроме того, приходилось контролировать температуру тормозов и силовой установки, поэтому было невозможно круг за кругом ехать вплотную за Риккардо. Он очень хорошо выходил из последнего поворота, что усложняло задачу по его обгону.

Проблема современных машин в том, что на них сложно вплотную преследовать соперника. Особенно неприятно, что нас сдерживал гонщик, из-за которого мы и оказались в такой ситуации! С другой стороны, сложность с обгонами сыграла нам на руку, ведь Серхио не смог обогнать Льюиса, хотя его машина была лучше.

Источник: f1news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ